Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Грозный
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Саратов
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск
Аналитика

Без срока давности. Латвийских карателей ждет «новгородский процесс-2»

Без срока давности. Латвийских карателей ждет «новгородский процесс-2»
Фото https://aif.ru
В Новгородской области поисковики раскопали захоронения мирных жителей – жертв военных преступников времен Великой Отечественной войны. В Следственном комитете возбудили уголовное дело по факту геноцида. В 1947 году нацистских преступников осудили, но сейчас российские правоохранители решили довести дело до конца. Исполнители - латышские каратели, - остались безнаказанны.

Новгородский процесс, завершенный приговором Военного трибунала Ленинградского военного округа в декабре 1947 года в отношении 19 нацистов, не коснулся непосредственно исполнителей части совершенных преступлений — массовых убийств советских граждан в деревнях Железная Горка и Черная в 1941-43 годах. Спустя 72 года список карателей, избежавших наказания, сотрудники УФСБ по Новгородской области передали российским журналистам. В рукописном документе от 1967 года указаны имена и фамилии жителей или уроженцев Латвийской ССР, причастных к зверствам, особые приметы и другие сведения.

Рудольф Гроте, Андрей и Олег Климовы, Сергей Коржи, Загерс Цагерс, Карлис Лацис, Адольф Клибус, Янис Цирулис, Харис Лиепиньш, Артур Кривиньш, Эрих Бухорт, Альфонс Удровскис, Порфирий Беляев, Георгий и Александр Яковлевы – эти и другие каратели еще могут ответить перед судом за злодеяния, если остались живы. Вероятно, они станут обвиняемыми в рамках уголовного дела о геноциде, возбужденного сотрудниками Следственного комитета РФ. Уголовное производство открыли после того, как поисковые отряды совместно с правоохранителями провели эксгумацию останков около 500 убитых мирных жителей в Новгородской области.

Следователи заявили о 33 участниках латышской экспедиции, которые скрылись на территории США, Канады и ФРГ.

Руководитель отдела по расследованию особо важных дел управления СК РФ по региону Сергей Килессо предположил, что участники карательных акций могут быть до сих пор живы, и где-нибудь в Латвии или Эстонии могут бегать вокруг площади с нацистскими флагами, отдавая нацистское приветствие.

«Почему бы кому-то из них не оказаться тем, кто действовал в Жестяной Горке?», — задался он вопросом в интервью журналистам РИА «Новости».

Дело не из легких

vk.com

В июле Килессо согласился с этим утверждением в интервью с журналистом «Новгородских ведомостей». Еще тогда, в 1947 году, незадолго до новгородского процесса (в конце ноября, если точнее), Чрезвычайная государственная комиссия (ЧГК) произвела раскопку могил.

«Юго-западнее деревни Жестяная Горка, в 400 метрах, в Марьиной роще были вскрыты шесть ям-могил, наполненных трупами различной сохранности», — говорится в литерном деле, хранящемся в архиве ФСБ.

Следователям пришлось искать место захоронения заново, так как современная и послевоенная карты не совпадают. Обследование местности производили с помощью квадрокоптеров, обращали внимание на неестественные неровности рельефа. Кроме этого, сейчас деревня Жестяная Горка стоит в стороне от дороги на реку Лугу, тогда – на ее пути. Откуда отсчитывать 400 метров – неясно, но хорошо, что сохранился ориентир – Марьина роща.

На вопрос «почему в 1947 году не перезахоронили останки убитых» современные следователи не смогли ответить однозначно. Также не исключено, что 500 жертв обнаружили не в том месте, где проводили работы члены ЧГК.

«Найденные нами жертвы в абсолютном большинстве были раздеты. Пуговицы, обрывки шинели, танковой амуниции — вот и всё. Надо поднимать историю боевых действий — были ли тут танкисты? В целом можно рассчитывать лишь на исследование ДНК. Данные будут собраны в отдельную базу. У родственников жертв будет возможность узнать правду посредством сравнения анализов. Это наука, это непросто, но это шанс», — сказал он.

В те годы на Новгородчине (до 44-го года – Ленинградская область) орудовали головорезы из 667-го карательного батальона Шелонь, Волотовской полиции и другие. Многие из «Шелони» в послевоенные годы, осели в западных странах под ненастоящими фамилиями. Среди них было много уроженцев Латвии, рижан.

https://novvedomosti.ru, участники «тайлькоманды» СД

Поступая на службу к гитлеровцам, многие не называли настоящих имен. В связи с этим их поиск и поимка были осложнены. Сотрудники советских органов госбезопасности разыскивали членов батальона «Шелонь»: у многих были русские фамилии, но по национальности они были вовсе не русскими.

«Это были озлобленные люди с криминальными наклонностями, а на это накладывался националистический элемент. Такие же садисты, как их западноукраинские коллеги. В Жестяной Горке прибалтийские каратели чувствовали себя абсолютными хозяевами. Воздержусь от слишком натуралистических описаний, скажу лишь, что мы находим много разделенных тел. Вряд ли так могло случиться только из-за разрывов снарядов», — рассказал Килессо.

На поиски преступников уходили десятки лет

Делился в 2015 году тридцатилетним опытом розыска нацистских преступников со студентами НовГУ полковник КГБ в отставке Василий Михеев. Всего он разоблачил 123 карателя.

Например, генерал Адольф Хойзингер, инструктировавший 667-й батальон, после войны оказался председателем военного комитета НАТО в Вашингтоне. Обер-лейтенант Эрвин Шюле в 1958 году возглавлял Центральное ведомство управлений юстиции земель ФРГ по расследованию нацистских преступлений в должности обер-прокурора. Советский Союз требовал выдать Хойзингера, но Штаты отказали. На американской земле нацист дожил до преклонного возраста и скончался. К делу Эрвина Шюле привлекали дипломатические инструменты. ФРГ напоминали об обязанности карать военных преступников, в ГДР выпускали «Коричневую книгу» со списком из около 1200 нацистских преступников, разгуливающих на свободе.

 иллюстрация из статьи историка Д. Асташкина

Под давлением СМИ, общественности и дипломатов власти ФРГ признали, что Шюле действительно состоял в НСДАП с 1935 года, с его именем связаны зверства в Чудовском районе Новгородской области. Однако в 1966 году Шюле всего лишь сняли с должности, и немецкая сторона прекратила расследование. Преступник остался безнаказанным, несмотря на то, что впервые его приговорили к 25 годам тюрьмы еще в 1949 году (после кассационной жалобы в 1950 году выдворен в Штутгарт, ФРГ).

Многие рядовые каратели из «Шелони» смогли скрыть причастность к расстрелам, были осуждены только за пособничество. Полковник Михеев привел в пример бывшего красноармейца Павла Алексашкина, который сдался в плен в 1941 году, затем был приближенным руководителю немецкого батальона Александра Рисса, получал даже награды. Аксашкина осудили, после минимального срока отбытия наказания он переехал в Сибирь, а затем в город Петушки Владимирской области. Каратель встал на учет в военкомат, получал награды и… рассказывал о «героических» подвигах школьникам. В Петушках местные власти, введенные в заблуждение, помогли ему построить дом, и организовали подачу электричества по выделенной линии. Эти факты обнаружились случайно.

Алексашкина вызвали на допрос в Новгород по делу о расстреле 253 жителей деревень Бычково и Подорок на Крещение 19 января 1942 года. В Новгород Алексашкин прибыл в военной форме с орденскими планками, но без погон.

«Мы были в шоке. Подумали даже, что кого-то не того по ошибке вызвали на допрос», — рассказывал Михеев. – «Мы стали уточнять… Нет, это тот самый каратель Алексашкин. Чтобы вытянуть из него показания, пришлось даже вывозить его на места расстрелов, иначе он от всего отказывался».

Постоянно менял биографические данные бывший надзиратель в Боровической колонии, уроженец Старорусского района Михаил Иванов. В начале войны он был красноармейцем, попал в окружение и бежал в родную деревню. Там немцы назначили его волостным урядником, а затем перевели в поселок Волот полицаем. В концы войны его включили в состав карательного батальона. После войны он переехал в Минскую область как репатриант, в 1946 году был осужден за убийство, но совершил побег при этапировании.

Преступник сбежал под чужим именем в Латвию, затем в Ленинабад, потом в Челябинскую область, в Вельск Архангельской области, Казахстан. После скитаний его обнаружили в деревне Зиновьево Старицкого района Калининской области. Поймали Иванова только в 1959 году. Суд приговорил его к 15 годам лишения свободы.

Имена карателей

В районе деревни Жестяная Горка весной 2019 года поисковики из экспедиции «Долина», отрядов «Шкраб» и «Новгородец» проводили разведывательные мероприятия, в ходе которых обнаружили массовые захоронения мирных жителей времен ВОВ. «Долинщики» вызвали следователей, оказали помощь в эксгумации останков. В ямах обнаружили личные вещи, гильзы от иностранных винтовок и автоматического оружия. Перед поисковиками стояла трудная задача: за три недели экспедиции обследовать 32 га земли, найти шесть захоронений. К 9 мая 2020 года здесь планируется завершить работы по благоустройству и воздвигнуть мемориальный комплекс, рассказывающий о зверствах фашизма.

Карателей из Прибалтики немецко-фашистские захватчики задействовали здесь, так как обещали присоединить к «Великой Эстонии» и «Великой Латвии» новгородские и псковские земли, выделить каждому земельный участок. Но на деле обещания были всего лишь предлогом.

По словам доктора исторических наук, профессора Новгородского университета Бориса Ковалева, было установлено более 40 фактов расстрелов мирных жителей в деревне Жестяная Горка. Трупы складывали в заранее выкопанные ямы, затем забрасывали снегом, затем снова расстреливали и сбрасывали тела. По свидетельству местной жительницы Александры Николаевой, каратели прибыли зимой 1942 года. После допросов они отводили жертв на расстояние 400-500 метров, и расстреливали. В 1943 году Николаева каталась на лыжах и стала свидетелем убийства двух девушек в изорванной одежде – их закололи кинжалами.

Личности двух карателей давно установлены и хорошо известны. Это Янис Цирулис и Альфонс Удровскис. Статья о зверствах публиковалась в 2006 году на страницах латышского издания «Латвийские вести».

Цирулис родился в селе Валка в 1910 году. В 1935-39 годах учился в офицерской школе, получил звание старшего лейтенанта. Служил в латвийской армии, летом 1941 года перешел в карательные полицейские части. В 1944 году, после зверств в Жестяной Горке, пошел на повышение: немцы доверили ему командование батальоном 15-й дивизии вафен-СС. В 1944 году – командовал одним из батальонов 34-го полка латышского легиона, конец войны встретил в Германии. Затем Цирулис сдался американцам, и остался в ФРГ, где возглавил организацию латышской эмиграции «Даугавас Ванаги».

Удровскис родился в 1918 году в Алуксненском районе. В 1940-41 годах – офицер Красной Армии.  В составе карателей зверствовал в Жестяной Горке. После войны сдался в плен англичанам, в 1950 году переехал в Торонто (Канада), где работал в отделе технического контроля компании General Motors. Канадские власти не выдали преступника Советскому Союзу. О Удровскисе также известно, что он хвалился казнями перед знакомыми. У мужчины была татуировка на руке, две буквы «СС». В английском плену он ее срезал.

«Еще в январе 1942 года обзоре разведывательной информации управления НКВД по Ленинградской области отмечалось: «Особенно зверствуют среди местного населения карательные отряды из латышей, эстонцев и финнов». По показаниям свидетелей, в состав этой «команды» входили немцы Абрам, Амман, Герман Цитцман, Пауль Фишер и Герман Винклер. В их подчинении находились прибалтийские немцы, латыши и русские (до войны проживавшие в Латвии) Янис Цирулис, Альфонс Удровскис, Евгений Рагель-Метцвальд, Порфирий Беляев, Сергей Корти, Эрих Бухрот, Рудольф Гроте, Бруно Загерс (Цагерс), Адольф Клибус, Николай Крумин, Артур Криевиньш, Харис Лиепиньш, Карл Лацис, Эгон Бедман и другие, всего около трех десятков человек», — рассказывал профессор Ковалев в статье «А оккупанты кто?» от октября 2005 года.

Первая эксгумация и последний процесс

https://histrf.ru, скамья подсудимых на новгородском процессе

В 1947 году сотрудники ЧГК провели эксгумацию трупов расстрелянных в Жестяной Горке граждан. Сведения занесены в акт от 15-16 ноября, документ хранится в Центральном архиве ФСБ.

Согласно документу, в ямах у деревни Жестяная Горка зарыты тела 2600 человек, у деревни Черная – 1100 человек. Смерть граждан насильственная, последовала от тяжелых полученных травм: огнестрельных пулевых ранений, повреждений головы тупыми предметами и остро режущим оружием, переломов ребер.

Среди трупов обнаружили тела мужчин в возрасте от 14 до 55 лет, а также женщин в возрасте от 18 до 60-65 лет. Версию о боевых травмах исключили сразу, так как в большинстве случаев входные пулевые отверстия находились на затылках – расстрелы. По диаметру отверстий (0,9 см) определили оружие – немецкий «Шмайсер».

В ряде случаев людей расстреливали в упор, на что указывала найденная копоть на костях черепа и разрушение под воздействием газов при выстреле.

Военный трибунал по делу о расправах в Новгородской области иначе называют новгородским процессом. Это последний публичный открытый суд над нацистами в РСФСР. Из 19 обвиняемых шесть (К. Зассе, К. Винтер, П. Доблер, Ф. Мюнх, В. Моль и Ф. Хаббе) признали вину в ходе следствия. Трибунал состоялся в здании филармонии (теперь театр), вход был частично свободным – по воспоминаниям очевидцев, нужно было еще «достать билет». Процесс длился с 7 по 18 декабря 1947 года.

Постановления о привлечении в качестве обвиняемых находятся в открытом доступе. Материалы дела опубликованы на сайте Архива Новгородской области. С текстом постановления по каждому из них можно ознакомиться здесь.

Главный обвиняемый – генерал артиллерии Курт Герцог, командир 38-го армейского корпуса вермахта, находился на оккупированной немцами территории Ленинградской, Псковской и Новгородской областей с 1941 по 1944 годы.

«… принимал участие в массовом истреблении мирных советских граждан, насильственном угоне советского населения на каторгу в Германию, сожжении и разрушении городов, деревень, культурных и исторических памятников, в грабежах и издевательствах над мирными советскими гражданами», — говорится в постановлении следователя оперативно-следственной группы МВД СССР майора Абрамова.

Герцога Курта и 18 его подельников приговорили к высшей мере наказания, но не расстрелу. К тому моменту в СССР отменили смертную казнь, «вышка» — это 25 лет тюрьмы. Герцога отправили в ВоркутЛаг, где он в следующем году и скончался. Остальные вышли на свободу после смерти Сталина – репатриированы в ФРГ и ГДР. Из 25 лет по факту отсидели преступники только 8.

https://histrf.ru, Герцог Курт на новгородском процессе

Герцог своей вины не признал, но решение трибунала было вынесено с учетом множества доказательств, в том числе и свидетельств граждан, и актов ЧГК, и материалов контрразведки.

«- Я только солдат, — утверждает подсудимый.

— Не солдат, а убийца и погромщик, — говорят присутствующие на суде свидетели.

— Я никогда не был в самом Ленинграде, — оправдывается гитлеровский бандит.

«Не был, потому что не пустили! Виновен в том, что голодной блокады, от артиллерийских обстрелов и бомбежек гибли советские люди», — сообщал спецкор «Известий Совета депутатов трудящихся СССР» в номере от вторника, 16 декабря 1947 года.

«Только в деревне Жестяная Горка Батецкого района в период 1942-31 годов тайной полевой полицией, приданной Герцогу, было расстреляно не менее 2 600 мирных советских граждан. В деревне Черная того же района полевой жандармерией штаба 38 армейского корпуса, за тот же период времени, было расстреляно и замучено 1 100 мирных советских граждан и военнопленных», — говорится в приговоре трибунала.

Помимо геноцида Курт Герцог признан виновным в распиле памятника «Тысячелетие России» и переплавке золотых куполов Софийского и Георгиевского соборов Юрьева монастыря на сувениры. Памятник Герцог распилил и пытался отправить бургомистру города Истенбург в подарок. Факты всех злодеяний подробно описаны в 54 томах дела.

Возглавлял команду полевой жандармерии штаба 38-го корпуса Фридрих Мюнх. Установлено, что по приказу Герцога в деревне Черная в мае 1944 года он лично расстрелял 20 человек, в том числе шесть женщин. В октябре того же года принимал активное участие в угоне советских граждан на каторгу.

Что касается вышеупомянутого убийства в Крещение 1942 года, ответственность за это преступление возложена на командира карательного отряда Вернера Финдайзена (командир 667-го ост-батальона «Шелонь»).

«… в декабре 1942 года отряд Финдайзена из орудий обстрелял деревни Починок и Бычково, в результате чего было убито 16 мирных советских граждан. После этого, по приказанию Финдайзена, жителей этих деревень в количестве 161 человек, в том числе 14 стариков, 55 детей и 76 женщин – согнали на реку Полисть, а там расстреляли из пулеметов», — говорится в приговоре.

Полевую комендатуру возглавлял генерал-майор Йозеф Руппрехт. В 43-44 годах он организовал три карательных экспедиции, в ходе которых истребили свыше 1,4 тысячи человек. Самый громкий свидетель – женщина по фамилии Беляева из деревни Горушка.

Каратели расстреляли четырех ее детей: 14-летнюю Антонину, 12-летнюю Анну, 9-летнюю Нину и 5-летнюю Лелю. Сама Беляева чудом осталась жива, выступала на трибунале.

histrf.ru, оглашение приговора военного трибунала на новгородском процессе

В 1946 году в Советском Союзе провели девять открытых процессов над военными преступниками: в Смоленске, Брянске, Ленинграде, Великих Луках, Минске, Риге, Киеве, Николаеве, Краснодоне. К смертной казни успели приговорить 84 человек. В 1947 году к максимально строгому на тот момент наказанию (25 лет лишения свободы) приговаривали в Донецке, Чернигове, Полтаве, Витебске, Новгороде, Кишиневе, Краснодаре, Севастополе, Бобруйске, Гомеле.

«Следует отметить, что бюджет только одного открытого Новгородского процесса с участием подсудимых, обвинения, защиты, экспертов, переводчиков, многочисленных потерпевших и свидетелей на тот период составил 55 000 рублей, огромная на период послевоенной разрухи и голода сумма. Поэтому распоряжением МВД, Минюста, Прокуратуры СССР от 24 ноября 1947 г. № 739/18/15/31 с 1948 г. уголовные дела в отношении обвиняемых в военных преступлениях стали рассматриваться в закрытых заседаниях военных трибуналов войск МВД.

В 1955 г. на основании межгосударственного договора все выжившие заключенные немецкие военные преступники были депортированы в ФРГ. Однако главные злодеи – названные выше палачи советского народа генералы Й. Руппрехт и К. Герцог – нашли свою смерть на Воркутинской каторге в 1948 и 1953 г. Соответственно», — говорится в статье судьи Ленинградского окружного военного суда Ю.Кунцевич, посвященной 100-летию военных судов и новгородскому процессу.

Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Дзен
Яндекс.Метрика